Ленинградская Школа Живописи


СТАТЬИ




БЕЗЛИКАЯ РОССИЯ В ВЕРСИИ РУССКОГО МУЗЕЯ


С. В. ИВАНОВ





В Михайловском замке развёрнута постоянная экспозиция «Лица России. Портретная галерея Русского музея», созданная, как пишут сами о себе организаторы, «на основе обширного и многогранного собрания портретов в крупнейшем музее отечественного искусства».

Не хочется цепляться к словам, но вот эта фраза - «на основе обширного и многогранного собрания портретов в крупнейшем музее отечественного искусства» - постоянно вертелась в мозгу, пока бродил по пустынным залам. Оказывается, «обширное и многогранное собрание портретов» может послужить «основой» для любой выставки. Как для хорошей, так и для спорной и даже неудачной. Как справедливо писал А. И. Морозов, «показывая те или другие вещи, можно произвести на зрителя совершенно противоположное впечатление. Зависит это целиком от намерений устроителей экспозиции». Кроме того, выставка в Михайловском замке сформирована не «на основе», а полностью из фондов музея. Без размаха и даже с изрядной скупостью. На основе – это когда помимо основной части, взятой из фондов музея, привлекаются работы и от других владельцев. Будем всё-таки точными: здесь ничего такого нет.

Вообще-то создание национальной портретной галереи в России – дело только на первый взгляд простое, которое можно быстро устроить по образцу тех стран, где она уже существует. Благо достойного материала много. Совсем не случайно, что за него взялись одновременно (и каждый по своему усмотрению) сразу три музея: Русский музей в Петербурге, Третьяковка и Исторический музей в Москве. Суди сами. Вот, например, Русский музей. Обширные фонды, сложившаяся коллекция портретной живописи, сложившаяся экспозиция и планы выставочной деятельности. И вдруг надо создать отдельную портретную галерею.

Встаёт вопрос: а что в неё можно передать? Конечно же, лучшие образцы портретного искусства, скажет неискушённый человек и явно поспешит. Передать-то, конечно, можно, но, во-первых, постоянная экспозиция музея вмиг останется без лучших образцов портретной живописи. Нельзя же её оставить без портретного жанра. Или всё же отдать, а взамен повесить в музее менее известные работы из фондов? А не правильнее ли будет сделать наоборот? То есть передать в портретную галерею то, что хранилось в фондах, не трогая лучшие работы из основной экспозиции?

Во-вторых, ещё неизвестно, как сложится судьба портретной галереи. Сегодня передашь в нёё лучшие портреты, а завтра наверху примут решение о строительстве (или выделении) для неё нового здания в Москве, куда и заберут целиком петербургский кусок. И останется город и Русский музей без лучших работ. Впрочем, те же опасения, наверное, есть и у Третьяковки и Исторического музея. Статус у этих трёх «портретных галерей» пока явно временный и неопределённый, а посему трудно рассчитывать, что тот же Русский музей передаст в неё лучшие образцы портретной живописи. Если национальной портретной галерее быть, то раньше или позже это будет новый художественный музей, а не аппендиксы при трёх существующих музеях. Это понимают и конечно имеют в виду все.

Но это одна сторона дела. Есть и другая, не менее важная: зачем нам это вообще нужно? Чего мы хотим? Какова цель создания такой портретной галереи в России? В чём идея? И какова должна быть концепция экспозиции, реализующая эту идею?

Первое, что, казалось бы, должно приходить на ум – собрать вместе портреты людей, оставивших заметный след в отечественной истории: государственных и общественных деятелей, полководцев, учёных, просветителей, художников, музыкантов, писателей, спортсменов, дипломатов. Расположить их в хронологическом или тематическом порядке, так сказать по роду занятий. В такой галерее зритель ходил бы и на каждом шагу дивился. Вот портрет известного церковного деятеля, а рядом не менее известный политик, революционер, композитор.

Но тут возникает несколько вопросов. Во-первых, не получится ли у нас кунсткамера, или, того ещё хуже, засушенный гербарий стариков вместо собирательного народного образа? Во-вторых, чем будем руководствоваться при отборе портретов: заслугами изображённого лица, известностью автора, или художественными достоинствами самой работы? Всё-таки, портретная галерея в России – это, прежде всего, художественный музей. В-третьих, а как будет представлен в такой галерее собирательный образ простого народа? В-четвёртых, а как быть с портретами неоднозначных фигур нашей истории? Их образ, увиденный художником, может сильно отличаться от распространённого сегодня представления о них.

Есть другой взгляд. Собрать вместе портреты как известных, так и неизвестных людей России, наиболее полно и высокохудожественно передающих лучшие качества людей своей эпохи. При таком подходе на первом месте были бы не казённые и парадные парсуны, а живые лица простых людей – детские, молодёжи, женские образы, заслуженных людей страны, передающие настроение, атмосферу каждой эпохи и одновременно раскрывающие преемственность и неизменность главных отличительных качеств нации.

Почему-то хочется видеть такую галерею как коллективный портрет великого и красивого народа, у которого героическое прошлое и большое будущее. Хочется покидать её окрылённым, с надеждой и верой в будущее. Не является ли это сверхзадачей такой национальной портретной галереи?




«Лица России. Портретная галерея Русского музея». Фрагмент экспозиции




«Лица России. Портретная галерея Русского музея». Фрагмент экспозиции


Если рассматривать с этих позиций выставку в Русском музее, то она крайне удивляет как подбором работ, так и подачей материала. Экспозиция заняла несколько идущих анфиладой небольших комнат, каждая из которых отведена определённой эпохе, социальной или профессиональной группе. Есть своя комната для аристократии, для художников, для писателей, для купечества, разночинцев и духовного сословия, для крестьян. Советский период с его 75-летней историей также занял одну из комнат и представлен полутора десятками посредственных портретов, все сплошь в чёрной траурной окантовке. Раздел назван: «Советские вожди, интеллигенция, народ». Словно взято из краткой инструкции для оккупантов. Или писал человек, для которого русский язык не является родным.




«Лица России. Портретная галерея Русского музея». Фрагмент экспозиции


Поражает, как распорядились устроители выставки известным портретом Ю. А. Гагарина работы А. Шилова, для которого нашли место не в советском разделе (он почему-то ограничен периодом 1920 – началом 1950-х годов), а в соседнем зале над дверным проёмом почти под потолком. От такого обращения с нашей историей покидаешь выставку с тяжёлым чувством, а тебя провожают восковые лица хозяев земли русской и их челяди, безучастно взирающих с мрачных холстов. В этих заботливо отреставрированных покоях самодержца, убиенного собственным сыном, выставка словно пропитана духом холопского заискивания перед власть имущими и идеализированным образом прошлого, и одновременно откровенной нелюбви не только ко всему советскому, но и к народу вообще. Складывается впечатление, что такая портретная галерея не нужна музею, нарушая вполне благополучную и размеренную выставочную жизнь. Или это лишь так кажется? Будущее покажет.







Copyright: С. В. Иванов, 2012.

Все права защищены.

При перепечатке ссылка обязательна.




Главная      Статьи      Контакты